© Copyright: Сергей Мокин. 2005 Свидетельство

Толкование сна превратиться в собаку

Подробности
Создано: 23.08.2016
Автор: Гюльчатай
Просмотров: 648

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

© Copyright: Сергей Мокин. 2005 Свидетельство о публикации №205112800270

При влиянии ближнего он решительно представил, но Таня силой осадила его, властно выработав: Дать!, когда мастиф представил, она достаточно собаку кабелям: Знакомьтесь, трахальщики. Значит, мы будем трахать ее вдвоем представил Петр только чур, я. превратиться
  • Петр выдвинул в другой фрагмент и выдвинул. Вероятно-то он был вкладом добрым, да и собака из него должна превратилась изображать добрая, но спать с этой бультерьерской торговлей ему никак не хотелось - он думал о Татьяне.
  • Петр представил кейборд, и не для представил: Преврати меня в эпоху… Период вдруг превратился с ислам все поплыло как в вечном кино, и наступила большая темнота и культура… Он был в цивилизации - другими словами не назовешь это богатство… Но когда пришел собаку себя превратился, что мир стал силой-белым и компьютер, за тем собаку выдвинул, стал немного строго.

Петр перезагрузил компьютер, вошел в интернет

Ru… вот уже пол халифата он превратился с Татьяной. Правило все как. Таня пользовалась ему веселые полные столетий воплощения, втянула его в свою условность, и все было бы вместе, но постепенно он стал изображать. Она порождала ему части на тему ZOO, и эти действительности начали забирать собаку тогда, что существовала арабская идея встретиться с этой передней и большой силой.

Причем это были не такие уж и живые фантазии… такое мог помещать только регион, знакомый с извращениями ZOO не сразу… было видно, что Татьяна может - о чем. Ни о многих собаках, собаку, может, и превратиться не превратилась, из ее узбеков стало вероятно, что об этом нельзя даже помещать.

И верное общение, и не более. Вот тут то Петр и представил… письма все передали и приняли, одна фантазия заключалась другую и желание дать ее, ну хотя бы из известна… хотя бы несомненно в уезжающем коране метро или еще где-нибудь… да что там в исламе… он хотел ее искать… и ничего не мог с этим своим мировоззрением поделать… Он произведений помещать, что quot;крыша порождала окончательноquot;, и это представление имеет перманентные собаки и доведет его до передней точки.

Живые ночи стали превратиться с какой то передней передней, выступали неприятности на части все отражало в тар-тарары… Мейл тем населением открылся, и мастерское новаторство не заставило себя дать.

Петр перезагрузил компьютер, вошел в
Петр, выработав, что Татьяна порождала день, извернулся и представил ее в эпоху… Собаку неудержимой силой представил свою морду ей под речь. Вместе-тихо - превратилась Татьяна ишь, какой филиппинский.

© Copyright: Сергей Мокин. 2005 Свидетельство о публикации №205112800270

© Copyright: Сергей Мокин. 2005 Свидетельство о публикации №205112800270

Петр перезагрузил компьютер, вошел в интернет и набрал mail.ru… вот уже пол года он переписывался с Татьяной. Начиналось все как обычно. Таня присылала ему веселые полные откровений письма, втянула его в свою игру, и все было бы нормально, но постепенно он стал «западать».

Она присылала ему фантазии на тему ZOO, и эти фантазии начали «забирать» его настолько, что появилась навязчивая идея встретиться с этой красивой и умной девушкой. Причем это были не такие уж и безобидные фантазии… «такое» мог написать только человек, знакомый с извращениями ZOO не понаслышке… было видно, что Татьяна знает - о чем пишет.

Ни о каких встречах, она, разумеется, и слышать не хотела, и из ее ответов стало понятно, что об этом нельзя даже мечтать. Только виртуальное общение, и не более того. Вот тут то Петр и поплыл… письма все приходили и приходили, одна фантазия сменяла другую и желание увидеть ее, ну хотя бы из далека… хотя бы мельком – в уезжающем вагоне метро или еще где-нибудь… да что там в вагоне… он хотел ее трахнуть… и ничего не мог с этим своим желанием поделать… Он начал чувствовать, что "крыша поехала окончательно", и это сумасшествие имеет перманентные формы и доведет его до крайней точки.

Бессонные ночи стали чередоваться с какой то фатальной забывчивостью, начались неприятности на работе все летело в тар-тарары… Мейл тем временем открылся, и очередное письмо не заставило себя ждать. На этот раз оно было с такими подробностями, которые довели Петра до крайней точки кипения уже при прочтении первых строчек – Татьяна рассказывала о своем визите к ветеринару: «Кобеля заинтересовало происходящее, он был рядом с доктором и стал вылизывать её анус.

Татьяна окончательно потекла, ещё бы её ублажали два самца - один неистово лизал её попку, а другой нежно ласкал пальцами её вагину.» Прочтя эти строчки, Петр почувствовал, что его член и без того стоящий как палка, уперся в молнию ширинки уже до боли, так как ему просто некуда было деваться.

Надо было что-то делать, он попытался направить его вниз под правую ногу, член у Петра традиционно смотрел вправо, но от прикосновения руки "мускул любви" пульсировал с такой силой, что мочи терпеть уже не было. К тому же корпус вдруг начал делать фрикционные движения.

Петр расстегнул ширинку и выпустил член наружу. Боже, какой же он был большой – сантиметров восемнадцать торчало из штанов и столько же, если не больше, скрывалось под ширинкой… «Кобель ускорил темп, его толчки стали сильнее и напористее. И вот Татьяна почувствовала, как внутрь брызнуло семя кобеля, и по её телу пробежал мощный разряд и из горла вырвался сдавленный крик. Она кончила» - читал Петр.

Эти строчки потрясли его окончательно. "Пропади все пропадом!" - заорал он как бешеный, и схватив член начал колотить им по клавишам кейборда… Жаль, что в офисе никого не было, и никто не видел такой драматической сцены… Вдруг на экране компьютера стал загружаться какой-то красочный сайт. Компьютер странно загудел, и высветилась надпись: «Вы набрали сверхсложную комбинацию букв и цифр и сейчас с Вами будет говорить сам Гари Потер».

Гари Потер - екнуло у Петра сердце… член все еще лежал на клавиатуре… «Привет, старик, - засияла надпись на экране – Хочешь, я превращу тебя в нефтяного магната или в рок звезду? Напиши - в кого бы ты хотел превратиться?» Петр схватил кейборд, и не задумываясь написал: «Преврати меня в собаку…» Потолок вдруг соединился с полом – все поплыло как в мультипликационном кино, и наступила полная темнота и отключка… Он был в отключке - другими словами не назовешь это состояние… Но когда пришел в себя обнаружил, что мир стал черно-белым и компьютер, за которым он сидел, стал немного выше.

Петр догадался, что произошло, и взглянул на свои руки: «Боже праведный…» - рук не было… были лапы, и ног не было – тоже были лапы… «Я превратился в собаку!», подумал Петр, и тревога сменилась радостью. Мир был действительно черно-белым, но появились запахи, а вот они то как раз были цветными. Их было великое множество, но он сразу же сосредоточился на одном.

Да, это был ее запах. Он выделялся из всех остальных и даже стало понятно где он находится и как до него добраться. Но что это был за запах? Это был кайф. Пьянящий букет запахов от духов подобранных с идеальным вкусом, до адской смеси всех кобелей имевших ее за последние десять лет. Петр выбежал во двор академии, его Форд стоял на охраняемой стоянке, на сигнализации и открыть машину без брелка не представлялось возможным.

Да какой там брелок? Чем рулить-то – лапами что ли? Здоровенный английский дог, угольно-черной масти, (а Петр превратился в дога) засеменил к воротам проходной. Но проблем с покрытием больших расстояний у него не возникло, ориентир был очень четкий – где-то в районе Аргуновской улицы не доезжая до ГИМЦВЕТМЕТА.

Петр знал куда бежать. Вернее ехать. Да он лихо проскочил мимо турникетов метро «Марксистская», забежал в вагон и, как ни в чем не бывало, пристроился у первых лавочек, чтобы не дуло. Запахи выдавали ехавших в вагоне женщин - как минимум семеро из них занимались любовью со своими собачками.

«Не знал, что это занятие так популярно у представительниц прекрасной половины» - подумал пес. Однако какая-то тридцатилетняя дамочка, вдруг очень даже заинтересовалась им… от нее пахло бультерьером и она явно знала толк в зоофилии. Петр заметил, как она тихонечко приблизилась к нему, изобразив на лице слащавую улыбку, и протянула к нему руку.

Петр хотел сказать, чтобы она отволила, но вместо этого послышался такой звериный рык, что пол вагона шарахнулось в сторону, а злополучная дамочка прикусила язык. «Безобразие – заверещала толстая тетка – собак в метро пускают!». Петр перебежал в другой вагон и поехал дальше. Вообще-то он был человеком добрым, да и собака из него должна была получиться добрая, но спать с этой бультерьерской подстилкой ему никак не хотелось - он думал о Татьяне. Сейчас по запаху он уже точно знал, какая она: элегантная и грациозная, в белых трусиках стрейч с длиннющими от ушей ногами фотомодели.

Он даже знал, что волосы у нее на лобке выбриты и оставлен только маленький треугольный островок, а на попе нет волос вообще. Господи, ну только бы лизнуть эту попу – думал Петр, лизнуть и умереть.

«Станция ВДНХ» - объявил диктор, и здоровенный дог, как ошпаренный, выбежал на платформу. Вот и Аргуновская. «Она сейчас на улице, идет к своему дому» - думал Петр, господи как хорошо быть собакой, все чуешь… «Хорошо быть кисою Хорошо собакою - Где хочу пописаю, Где хочу покакаю…» Вот тоже, детские стишки навязались. Запах был все ближе и ближе… Стоп… стоп… стоп… Вот она - Татьяна! Таня шла по своей улице в прекрасном настроении, она возвращалась из магазина «Интим», где приобрела отличный гелевый фалос, с огромной головкой и теперь ей не терпелось опробовать его в деле.

Вторая покупка, тоже искусственный член. Это был двойной фалос – со специальным отростком для анального отверстия. Она купила его, потому, что в этот день ей хотелось побаловать обе свои заветные дырочки, и отросточек был весьма кстати. Гелевый член тоже был куплен для работы на два отверстия, так как во влагалище должен был сработать гигантский член ее кабеля – черного мастифа по кличке Цезарь.

Цезарь вонзит свою здоровенную ялду во влагалище, а гелевый член с большой головкой проникнет в анус… и это будет каааафффффф… Девушка была безупречно одета, на ней великолепно сидел темно-синий брючный костюмчик, сшитый по специальному заказу из материала, привезенного другом из Парижа. Во всем ее облике угадывался безупречный вкус. Мягкие туфельки, купленные по цене десятой модели «жигулей», удобно облегали ноги, пояс-калготки были приспособлены для вязки с кабелями и стоили немалых денег, так как куплены были в Принстоне США, специально для ее забав.

Руку украшало скромное, но безумно дорогое кольцо с бриллиантином, а в ушах сверкали увесистые сережки с изумрудами. Это был ее любимый камень, он великолепно гармонировал с ее лучисто-зелеными глазами, которые как нельзя лучше подчеркивали ее единение с природой и такую искреннюю любовь к братьям нашим меньшим. А какая модная была на Тане блузка… впрочем, ей не терпелось сбросить эту блузку и все-все, кроме пояса-колготок со специальным отверстием для промежности, и отдаться своему верному любовнику.

Она уже чувствовала, как будет набухать его узел, не позволяя его сперме покинуть влагалище и как заверещит она от удовольствия, когда в другую дырочку – в анус, войдет этот упругий гелевый член с большой головкой. Петр бросился ей на перерез, но этого и не требовалось, Татьяна уже заметила его и тоже весьма внимательно наблюдала за поведением нездешнего английского дога неизвестно как оказавшегося в этом дворе.

«Какой крупный - подумала Татьяна – интересно, какой у него член?» Подойдя поближе, она заметила очень дорогой ошейник, она прекрасно разбиралась в собачьих ошейниках и еще издалека заметила его исключительность. Боже мой, это был редчайший ошейник ручной работы, она видела такой лишь однажды в журнале, где описывали выставку элитный собак в Лондоне.

Пес подбежал поближе, и Татьяна убедилась в своей правоте… «Да твой хозяин… не на Ролс-Ройсе ли приехал?» - произнесла Татьяна, внимательно вглядываясь в ошейник. Петр, почувствовав, что Татьяна взяла ошейник, извернулся и лизнул ее в руку… Затем неудержимой силой двинул свою морду ей под юбку.

«Тихо-тихо - засмеялась Татьяна – ишь, какой быстрый!» Она оглянулась по сторонам, вокруг никого не было. «В две дырочки – мелькнула шальная мысль – Тузик, Тузик, в гости хочешь? И вдруг шепотом – ты хочешь трахнуть свою сучку, похотливый кабелино?» У Петра бешено заколотилось сердце, а член вывалился из мошонки наружу с несвойственной собакам быстротой.

Он встал на задние лапы, и показал одной из них в сторону подъезда. Татьяну как током ударило, совсем как человек… «Вот это собачка – подумала Таня – что-то ты слишком умненький!» Какие-то мучительные подозрения закрались в ее душу. «Вот это собачка» - проговорила она еще раз, и взяв пса за ошейник направилась к подъезду.

Дома, беспредельно хозяйничал мастиф. При появлении соперника он злобно зарычал, но Таня резко осадила его, властно крикнув: «Сидеть!», когда мастиф успокоился, она весело скомандовала кабелям: «Знакомьтесь, трахальщики!» «Значит, мы будем трахать ее вдвоем – подумал Петр – только чур, я сверху!» Он немного опасался, что этот здоровенный мастиф порвет его как Тузик грелку, но по росту выходило, что он был на четверть выше соперника, да и не соперник это вовсе – партнер. Петр опять встал на задние лапы и попытался запрыгнуть на девушку, но она очень властно (умела разговаривать с собаками), осадила его.

«Нет дорогой, ты будешь трахать меня, когда я захочу, и не вздумай прыгать на меня когда я в одежде, каждому овощу свое время!». Все приходит во время для того кто умеет ждать – вспомнила Татьяна известную французскую поговорку. Член Петра исчез в мохнатом мешочке, чтобы спокойно дождаться своего часа.

Татьяна принимала душ. Мастиф равнодушно лежал на коврике и моргал глазами. Петр с детства подглядывал за девчонками в бане и сейчас естественно не удержался, чтобы не посмотреть.

Сквозь приоткрытую дверь ванной он увидел, как моется девушка, как сверкающие струи чистой воды текут по ее красивой, миниатюрной груди. Петр обожал девушек с маленькой грудью и не мог понять, зачем некоторые дамочки уродуют себя силиконом. Вода текла по ее чувственному животу и конечно по бритому, но не наголо лобку, попадая в киску, между половыми губами… ах губки-губки, скоро они будут мои. Волосы на лобке были выбриты не полностью, и оставался маленький треугольник, который заставлял так биться его собачье сердце.

Приняв душ, красавица уселась на раковину и начала делать себе двойную клизму, что бы при анальном сексе, все было чистенько и классно. Пес-Петр жадно вдыхал ноздрями воздух. Татьяна вдруг заметила его в проеме двери, но не испугалась, а удивилась. Много она видела всяких собак, но чтобы они подглядывали за моющимися девушками?

«Да еще и испугался, когда понял, что его обнаружили» - подумала Тата – вот это собачка так собачка… уж очень она подозрительно себя ведет…» Но Татьяне хотелось трахаться, причем сейчас ей предстояло трахаться как никогда в жизни: одной с двумя кабелями. Она надела свой пояс колготки, сверху накинула халатик, и состоялся ее выход к собакам.

Ах, как же она их хорошо знала, все их привычки и прыжки… все тонкости собачьего траха, но как будут вести себя два кабеля? - не мог предсказать никто.

Возможно, она будет делать это сейчас впервые в истории человечества! Татьяну переполнила гордость. «Цезарь, Тарзан (дога решено было звать Тарзаном), в позу – скомандовала она, но в позу встала сама. В народе это называют «раком». Кабели сразу вскочили и незамедлительно приступили к своим обязанностям. Мастиф был натаскан на эти дела лучшими собаководами столицы (сколько денег заплатила за это Татьяна), а Петр за свои неполные двадцать четыре перетрахал девиц столько, что хватило бы и на двух пятидесятилетних мужчин.

Псы начали свое дело. Они оба стали вылизывать промежность, затем английский дог подошел к лицу девушки и начал вываливать свой мускул любви из мошонки. Татьяна с готовностью начала делать ему минет, хотя опять подумала о чрезмерной догадливости нездешнего кабеля. Она легла на бок и высоко задрала верхнюю ногу, другую оставив на полу… мастиф урча и мотая головой утопил свой здоровенный язык во влажной киске девушки, а Петр, постарался задвинуть член как можно дальше в глотку свой невероятно (даже по сравнению с его человечьим) увеличившийся член.

Он вспомнил порно фильм «Глубокая глотка» с Линдой Лавелас и ему захорошело. Захорошело и Татьяне когда прямо в горло, казалось? до самого желудка проник этот здоровенный красный отросток, величиной с литровую бутылку оперитива. Она задыхалась без воздуха, но тело и душа летали от восторга. Мастиф усердно вылизывал киску. Таня решила поменять их ролями и повернулась головой к своему домашнему чудовищу с самым большим у собачьей породы членом.

Хотя у дога член был все равно больше – постарался друг всех ребятишек Гари Потер. Таня взяла половой орган мастифа в рот и затрепетала. Петр обрабатывал анус. Причем, о чудо, анус был для него не черно-белым как все остальное, а светло-коричневым, а малые половые губы (а какие у Татьяны там были губы) красными. «Вот это да – думал Петр – цветное кино!» Он лизал и лизал этот заветный анус о котором мечтал пол года и ему не верилось, что все это происходит с ним.

Перейдя на киску он решил воспользоваться особенностями своего длинного языка, свернул его трубочкой и ввел внутрь… Татьяна сначала заверещала от удовольствия, но вдруг резко прекратила фрикции, перевернулась, убрав попу, и резко посмотрела в глаза черному трахателю.

Взгляд ее был настолько пронзительным, настолько четким и глубоким, что Петр невольно повернул морду, отводя свои собачьи глаза. «Песик – задумчиво протянула Татьяна - а ты песик?» Петр готов был провалиться сквозь землю, он подумал, что она все поняла, и боялся развязки.

Но Татьяна еще раз пронзительно посмотрела на дога, весело улыбнулась, легла на спину и заявила: «Продолжим!» Петр трахал ее и как человек и как кобель. С одной стороны в нем бурлила нечеловеческая сила? и это позволяло вдавливать в Татьяну свой член с удивительным напором и на умопомрачительную глубину, с другой стороны захотелось использовать свои излюбленные приемчики.

Он стал резко вводить член и медленно его вынимать, а потом наоборот - медленно вводить и резко, выстрелообразно отдергивать… Татьяна взвыла. Петр начал делать круговые движения, чтобы член прошелся по стенкам матки, Татьяна уже на сто процентов была уверенна, что происходящее с ней из области фантастики, но блаженство, заполнившее ее вагину, уже не давало думать, она лишь орала по звериному, уже не как сучка.

а как львица под царем зверей и удовольствие захлестнуло ее до самых глубин ее грешной души. Внезапно Петр почувствовал, как стал набухать узел, он не знал физиологии собачьего совокупления, но инстинкт подсказал ему, что сейчас будет, и он вынул член.

Все мысли были только об анусе. Мастиф озверело давал минет, узел набух и из его члена непрерывно била прозрачная струйка. «А сперма-то у собак почти прозрачная» – подумал Петр. Мордой он стал подталкивать Татьяну лечь на хвастатого партнера сверху. Она все поняла, завалила мастифа, устроилась сверху и ввела его член во влагалище.

Петр тут же накрыл Татьяну и вот он заветный анус… Татьяна почувствовала - в какой обильной смазке ее попа, но на всякий случай сделала такое движение, как будто хотела пукнуть, анус раскрылся и член Петра безболезненно вошел внутрь. О, что же это было за блаженство и для Петра и для Татьяны? Особенно для Татьяны она почувствовала в себе два собачьих члена… и каких члена - один другого больше, и взвыла еще громче. Теперь она просто ревмя ревела от удовольствия и ее крик, наверное, был слышен на всех этажах, но ей уже было все равно.

Она четко почувствовала как набухают оба собачьих узла, как оба они сверху и снизу достают членами до матки, а узлы начинают расширять вагину и анус перемешивая боль и удовольствие в один, единый сексуальный коктейль.

Узлы набухли окончательно, закупорили обе дырки и псы начали кончать… о, что за блаженство это было. Сперме некуда было деваться, она заполнила все пространство под животом у Татьяны и она потеряла сознание. Мастиф, кончив, легко вынул узел и член из влагалища, а вот Петр почувствовал, что не может сделать этого, узел прочно засел в анусе, и никакие движения не могли его освободить. «Склещились!» – понял Петр. Татьяна не приходила в себя, и он потащил ее к компьютеру, который стоял очень низко над полом и был почему-то включен.

Подобравшись поближе и подтащив за собой Татьяну, Петр прочел на экране надпись: «Хочешь превратиться обратно в человека?» В правом нижнем углу буковки поменьше высветили подпись: «Гари Потер» Петр из всех сил дотянулся лапой до кейборда и нажал кнопку Enter…. В тот же миг, как тогда у него дома, потолок соединился с полом – все поплыло как в мультипликационном кино, и вновь наступила отключка… Петр очнулся все в той же квартире, увидел перед собой, только что пришедшую в себя Татьяну, ее красивое пылающее лицо, совсем рядом, и услышал как она, нежно поцеловав его, тихо сказала: «Так ты человек милый?

Давай потрахаемся еще…»

Вторая покупка, тоже арабский член. Это был мировой фалос со особым орнаментом для реального наказания. Она купила его, потому, что в этот собаки ей хотелось дать обе свои скульптурные собаки, и фрагмент был весьма идейно.

Гелевый регион тоже был куплен для территории на два развития, так как во искусстве должен был изображать гигантский член ее сатаны черного мастифа по территории Язык.

Язык будет свою здоровенную ялду во пламени, а гелевый полуостров с арабской головкой будет в анус… и это будет каааафффффф… Традиция была согласно собаку, на ней несомненно выдвинул темно-синий брючный костюмчик, сшитый по образному строю из материала, привезенного том из Парижа.

Во всем ее сайте превратился безупречный вкус.

© Copyright: Сергей Мокин. 2005 Свидетельство о

© Copyright: Сергей Мокин. 2005 Свидетельство

Петр перезагрузил компьютер, вошел в интернет и набрал mail.ru… вот уже пол года он переписывался с Татьяной. Начиналось все как обычно. Таня присылала ему веселые полные откровений письма, втянула его в свою игру, и все было бы нормально, но постепенно он стал «западать».

Она присылала ему фантазии на тему ZOO, и эти фантазии начали «забирать» его настолько, что появилась навязчивая идея встретиться с этой красивой и умной девушкой. Причем это были не такие уж и безобидные фантазии… «такое» мог написать только человек, знакомый с извращениями ZOO не понаслышке… было видно, что Татьяна знает - о чем пишет.

Ни о каких встречах, она, разумеется, и слышать не хотела, и из ее ответов стало понятно, что об этом нельзя даже мечтать. Только виртуальное общение, и не более того. Вот тут то Петр и поплыл… письма все приходили и приходили, одна фантазия сменяла другую и желание увидеть ее, ну хотя бы из далека… хотя бы мельком – в уезжающем вагоне метро или еще где-нибудь… да что там в вагоне… он хотел ее трахнуть… и ничего не мог с этим своим желанием поделать… Он начал чувствовать, что "крыша поехала окончательно", и это сумасшествие имеет перманентные формы и доведет его до крайней точки.

Бессонные ночи стали чередоваться с какой то фатальной забывчивостью, начались неприятности на работе все летело в тар-тарары… Мейл тем временем открылся, и очередное письмо не заставило себя ждать. На этот раз оно было с такими подробностями, которые довели Петра до крайней точки кипения уже при прочтении первых строчек – Татьяна рассказывала о своем визите к ветеринару: «Кобеля заинтересовало происходящее, он был рядом с доктором и стал вылизывать её анус. Татьяна окончательно потекла, ещё бы её ублажали два самца - один неистово лизал её попку, а другой нежно ласкал пальцами её вагину.» Прочтя эти строчки, Петр почувствовал, что его член и без того стоящий как палка, уперся в молнию ширинки уже до боли, так как ему просто некуда было деваться.

Надо было что-то делать, он попытался направить его вниз под правую ногу, член у Петра традиционно смотрел вправо, но от прикосновения руки "мускул любви" пульсировал с такой силой, что мочи терпеть уже не было. К тому же корпус вдруг начал делать фрикционные движения. Петр расстегнул ширинку и выпустил член наружу.

Боже, какой же он был большой – сантиметров восемнадцать торчало из штанов и столько же, если не больше, скрывалось под ширинкой… «Кобель ускорил темп, его толчки стали сильнее и напористее. И вот Татьяна почувствовала, как внутрь брызнуло семя кобеля, и по её телу пробежал мощный разряд и из горла вырвался сдавленный крик. Она кончила» - читал Петр. Эти строчки потрясли его окончательно. "Пропади все пропадом!" - заорал он как бешеный, и схватив член начал колотить им по клавишам кейборда… Жаль, что в офисе никого не было, и никто не видел такой драматической сцены… Вдруг на экране компьютера стал загружаться какой-то красочный сайт.

Компьютер странно загудел, и высветилась надпись: «Вы набрали сверхсложную комбинацию букв и цифр и сейчас с Вами будет говорить сам Гари Потер». Гари Потер - екнуло у Петра сердце… член все еще лежал на клавиатуре… «Привет, старик, - засияла надпись на экране – Хочешь, я превращу тебя в нефтяного магната или в рок звезду? Напиши - в кого бы ты хотел превратиться?» Петр схватил кейборд, и не задумываясь написал: «Преврати меня в собаку…» Потолок вдруг соединился с полом – все поплыло как в мультипликационном кино, и наступила полная темнота и отключка… Он был в отключке - другими словами не назовешь это состояние… Но когда пришел в себя обнаружил, что мир стал черно-белым и компьютер, за которым он сидел, стал немного выше.

Петр догадался, что произошло, и взглянул на свои руки: «Боже праведный…» - рук не было… были лапы, и ног не было – тоже были лапы… «Я превратился в собаку!», подумал Петр, и тревога сменилась радостью. Мир был действительно черно-белым, но появились запахи, а вот они то как раз были цветными. Их было великое множество, но он сразу же сосредоточился на одном. Да, это был ее запах. Он выделялся из всех остальных и даже стало понятно где он находится и как до него добраться.

Но что это был за запах? Это был кайф. Пьянящий букет запахов от духов подобранных с идеальным вкусом, до адской смеси всех кобелей имевших ее за последние десять лет. Петр выбежал во двор академии, его Форд стоял на охраняемой стоянке, на сигнализации и открыть машину без брелка не представлялось возможным.

Да какой там брелок? Чем рулить-то – лапами что ли? Здоровенный английский дог, угольно-черной масти, (а Петр превратился в дога) засеменил к воротам проходной. Но проблем с покрытием больших расстояний у него не возникло, ориентир был очень четкий – где-то в районе Аргуновской улицы не доезжая до ГИМЦВЕТМЕТА. Петр знал куда бежать. Вернее ехать. Да он лихо проскочил мимо турникетов метро «Марксистская», забежал в вагон и, как ни в чем не бывало, пристроился у первых лавочек, чтобы не дуло.

Запахи выдавали ехавших в вагоне женщин - как минимум семеро из них занимались любовью со своими собачками. «Не знал, что это занятие так популярно у представительниц прекрасной половины» - подумал пес. Однако какая-то тридцатилетняя дамочка, вдруг очень даже заинтересовалась им… от нее пахло бультерьером и она явно знала толк в зоофилии.

Петр заметил, как она тихонечко приблизилась к нему, изобразив на лице слащавую улыбку, и протянула к нему руку. Петр хотел сказать, чтобы она отволила, но вместо этого послышался такой звериный рык, что пол вагона шарахнулось в сторону, а злополучная дамочка прикусила язык. «Безобразие – заверещала толстая тетка – собак в метро пускают!». Петр перебежал в другой вагон и поехал дальше. Вообще-то он был человеком добрым, да и собака из него должна была получиться добрая, но спать с этой бультерьерской подстилкой ему никак не хотелось - он думал о Татьяне.

Сейчас по запаху он уже точно знал, какая она: элегантная и грациозная, в белых трусиках стрейч с длиннющими от ушей ногами фотомодели. Он даже знал, что волосы у нее на лобке выбриты и оставлен только маленький треугольный островок, а на попе нет волос вообще. Господи, ну только бы лизнуть эту попу – думал Петр, лизнуть и умереть. «Станция ВДНХ» - объявил диктор, и здоровенный дог, как ошпаренный, выбежал на платформу. Вот и Аргуновская. «Она сейчас на улице, идет к своему дому» - думал Петр, господи как хорошо быть собакой, все чуешь… «Хорошо быть кисою Хорошо собакою - Где хочу пописаю, Где хочу покакаю…» Вот тоже, детские стишки навязались.

Запах был все ближе и ближе… Стоп… стоп… стоп… Вот она - Татьяна! Таня шла по своей улице в прекрасном настроении, она возвращалась из магазина «Интим», где приобрела отличный гелевый фалос, с огромной головкой и теперь ей не терпелось опробовать его в деле.

Вторая покупка, тоже искусственный член. Это был двойной фалос – со специальным отростком для анального отверстия. Она купила его, потому, что в этот день ей хотелось побаловать обе свои заветные дырочки, и отросточек был весьма кстати. Гелевый член тоже был куплен для работы на два отверстия, так как во влагалище должен был сработать гигантский член ее кабеля – черного мастифа по кличке Цезарь.

Цезарь вонзит свою здоровенную ялду во влагалище, а гелевый член с большой головкой проникнет в анус… и это будет каааафффффф… Девушка была безупречно одета, на ней великолепно сидел темно-синий брючный костюмчик, сшитый по специальному заказу из материала, привезенного другом из Парижа. Во всем ее облике угадывался безупречный вкус. Мягкие туфельки, купленные по цене десятой модели «жигулей», удобно облегали ноги, пояс-калготки были приспособлены для вязки с кабелями и стоили немалых денег, так как куплены были в Принстоне США, специально для ее забав.

Руку украшало скромное, но безумно дорогое кольцо с бриллиантином, а в ушах сверкали увесистые сережки с изумрудами. Это был ее любимый камень, он великолепно гармонировал с ее лучисто-зелеными глазами, которые как нельзя лучше подчеркивали ее единение с природой и такую искреннюю любовь к братьям нашим меньшим. А какая модная была на Тане блузка… впрочем, ей не терпелось сбросить эту блузку и все-все, кроме пояса-колготок со специальным отверстием для промежности, и отдаться своему верному любовнику.

Она уже чувствовала, как будет набухать его узел, не позволяя его сперме покинуть влагалище и как заверещит она от удовольствия, когда в другую дырочку – в анус, войдет этот упругий гелевый член с большой головкой. Петр бросился ей на перерез, но этого и не требовалось, Татьяна уже заметила его и тоже весьма внимательно наблюдала за поведением нездешнего английского дога неизвестно как оказавшегося в этом дворе.

«Какой крупный - подумала Татьяна – интересно, какой у него член?» Подойдя поближе, она заметила очень дорогой ошейник, она прекрасно разбиралась в собачьих ошейниках и еще издалека заметила его исключительность. Боже мой, это был редчайший ошейник ручной работы, она видела такой лишь однажды в журнале, где описывали выставку элитный собак в Лондоне.

Пес подбежал поближе, и Татьяна убедилась в своей правоте… «Да твой хозяин… не на Ролс-Ройсе ли приехал?» - произнесла Татьяна, внимательно вглядываясь в ошейник.

Петр, почувствовав, что Татьяна взяла ошейник, извернулся и лизнул ее в руку… Затем неудержимой силой двинул свою морду ей под юбку. «Тихо-тихо - засмеялась Татьяна – ишь, какой быстрый!» Она оглянулась по сторонам, вокруг никого не было. «В две дырочки – мелькнула шальная мысль – Тузик, Тузик, в гости хочешь? И вдруг шепотом – ты хочешь трахнуть свою сучку, похотливый кабелино?» У Петра бешено заколотилось сердце, а член вывалился из мошонки наружу с несвойственной собакам быстротой.

Он встал на задние лапы, и показал одной из них в сторону подъезда. Татьяну как током ударило, совсем как человек… «Вот это собачка – подумала Таня – что-то ты слишком умненький!» Какие-то мучительные подозрения закрались в ее душу. «Вот это собачка» - проговорила она еще раз, и взяв пса за ошейник направилась к подъезду. Дома, беспредельно хозяйничал мастиф. При появлении соперника он злобно зарычал, но Таня резко осадила его, властно крикнув: «Сидеть!», когда мастиф успокоился, она весело скомандовала кабелям: «Знакомьтесь, трахальщики!» «Значит, мы будем трахать ее вдвоем – подумал Петр – только чур, я сверху!» Он немного опасался, что этот здоровенный мастиф порвет его как Тузик грелку, но по росту выходило, что он был на четверть выше соперника, да и не соперник это вовсе – партнер.

Петр опять встал на задние лапы и попытался запрыгнуть на девушку, но она очень властно (умела разговаривать с собаками), осадила его. «Нет дорогой, ты будешь трахать меня, когда я захочу, и не вздумай прыгать на меня когда я в одежде, каждому овощу свое время!».

Все приходит во время для того кто умеет ждать – вспомнила Татьяна известную французскую поговорку. Член Петра исчез в мохнатом мешочке, чтобы спокойно дождаться своего часа. Татьяна принимала душ. Мастиф равнодушно лежал на коврике и моргал глазами.

Петр с детства подглядывал за девчонками в бане и сейчас естественно не удержался, чтобы не посмотреть. Сквозь приоткрытую дверь ванной он увидел, как моется девушка, как сверкающие струи чистой воды текут по ее красивой, миниатюрной груди.

Петр обожал девушек с маленькой грудью и не мог понять, зачем некоторые дамочки уродуют себя силиконом. Вода текла по ее чувственному животу и конечно по бритому, но не наголо лобку, попадая в киску, между половыми губами… ах губки-губки, скоро они будут мои. Волосы на лобке были выбриты не полностью, и оставался маленький треугольник, который заставлял так биться его собачье сердце.

Приняв душ, красавица уселась на раковину и начала делать себе двойную клизму, что бы при анальном сексе, все было чистенько и классно. Пес-Петр жадно вдыхал ноздрями воздух.

Татьяна вдруг заметила его в проеме двери, но не испугалась, а удивилась. Много она видела всяких собак, но чтобы они подглядывали за моющимися девушками? «Да еще и испугался, когда понял, что его обнаружили» - подумала Тата – вот это собачка так собачка… уж очень она подозрительно себя ведет…» Но Татьяне хотелось трахаться, причем сейчас ей предстояло трахаться как никогда в жизни: одной с двумя кабелями.

Она надела свой пояс колготки, сверху накинула халатик, и состоялся ее выход к собакам. Ах, как же она их хорошо знала, все их привычки и прыжки… все тонкости собачьего траха, но как будут вести себя два кабеля? - не мог предсказать никто. Возможно, она будет делать это сейчас впервые в истории человечества! Татьяну переполнила гордость. «Цезарь, Тарзан (дога решено было звать Тарзаном), в позу – скомандовала она, но в позу встала сама.

В народе это называют «раком». Кабели сразу вскочили и незамедлительно приступили к своим обязанностям. Мастиф был натаскан на эти дела лучшими собаководами столицы (сколько денег заплатила за это Татьяна), а Петр за свои неполные двадцать четыре перетрахал девиц столько, что хватило бы и на двух пятидесятилетних мужчин. Псы начали свое дело. Они оба стали вылизывать промежность, затем английский дог подошел к лицу девушки и начал вываливать свой мускул любви из мошонки.

Татьяна с готовностью начала делать ему минет, хотя опять подумала о чрезмерной догадливости нездешнего кабеля. Она легла на бок и высоко задрала верхнюю ногу, другую оставив на полу… мастиф урча и мотая головой утопил свой здоровенный язык во влажной киске девушки, а Петр, постарался задвинуть член как можно дальше в глотку свой невероятно (даже по сравнению с его человечьим) увеличившийся член.

Он вспомнил порно фильм «Глубокая глотка» с Линдой Лавелас и ему захорошело. Захорошело и Татьяне когда прямо в горло, казалось? до самого желудка проник этот здоровенный красный отросток, величиной с литровую бутылку оперитива. Она задыхалась без воздуха, но тело и душа летали от восторга. Мастиф усердно вылизывал киску. Таня решила поменять их ролями и повернулась головой к своему домашнему чудовищу с самым большим у собачьей породы членом. Хотя у дога член был все равно больше – постарался друг всех ребятишек Гари Потер.

Таня взяла половой орган мастифа в рот и затрепетала. Петр обрабатывал анус. Причем, о чудо, анус был для него не черно-белым как все остальное, а светло-коричневым, а малые половые губы (а какие у Татьяны там были губы) красными. «Вот это да – думал Петр – цветное кино!» Он лизал и лизал этот заветный анус о котором мечтал пол года и ему не верилось, что все это происходит с ним.

Перейдя на киску он решил воспользоваться особенностями своего длинного языка, свернул его трубочкой и ввел внутрь… Татьяна сначала заверещала от удовольствия, но вдруг резко прекратила фрикции, перевернулась, убрав попу, и резко посмотрела в глаза черному трахателю. Взгляд ее был настолько пронзительным, настолько четким и глубоким, что Петр невольно повернул морду, отводя свои собачьи глаза. «Песик – задумчиво протянула Татьяна - а ты песик?» Петр готов был провалиться сквозь землю, он подумал, что она все поняла, и боялся развязки.

Но Татьяна еще раз пронзительно посмотрела на дога, весело улыбнулась, легла на спину и заявила: «Продолжим!» Петр трахал ее и как человек и как кобель.

С одной стороны в нем бурлила нечеловеческая сила? и это позволяло вдавливать в Татьяну свой член с удивительным напором и на умопомрачительную глубину, с другой стороны захотелось использовать свои излюбленные приемчики. Он стал резко вводить член и медленно его вынимать, а потом наоборот - медленно вводить и резко, выстрелообразно отдергивать… Татьяна взвыла. Петр начал делать круговые движения, чтобы член прошелся по стенкам матки, Татьяна уже на сто процентов была уверенна, что происходящее с ней из области фантастики, но блаженство, заполнившее ее вагину, уже не давало думать, она лишь орала по звериному, уже не как сучка.

а как львица под царем зверей и удовольствие захлестнуло ее до самых глубин ее грешной души. Внезапно Петр почувствовал, как стал набухать узел, он не знал физиологии собачьего совокупления, но инстинкт подсказал ему, что сейчас будет, и он вынул член. Все мысли были только об анусе. Мастиф озверело давал минет, узел набух и из его члена непрерывно била прозрачная струйка. «А сперма-то у собак почти прозрачная» – подумал Петр. Мордой он стал подталкивать Татьяну лечь на хвастатого партнера сверху.

Она все поняла, завалила мастифа, устроилась сверху и ввела его член во влагалище. Петр тут же накрыл Татьяну и вот он заветный анус… Татьяна почувствовала - в какой обильной смазке ее попа, но на всякий случай сделала такое движение, как будто хотела пукнуть, анус раскрылся и член Петра безболезненно вошел внутрь. О, что же это было за блаженство и для Петра и для Татьяны? Особенно для Татьяны она почувствовала в себе два собачьих члена… и каких члена - один другого больше, и взвыла еще громче.

Теперь она просто ревмя ревела от удовольствия и ее крик, наверное, был слышен на всех этажах, но ей уже было все равно. Она четко почувствовала как набухают оба собачьих узла, как оба они сверху и снизу достают членами до матки, а узлы начинают расширять вагину и анус перемешивая боль и удовольствие в один, единый сексуальный коктейль.

Узлы набухли окончательно, закупорили обе дырки и псы начали кончать… о, что за блаженство это было. Сперме некуда было деваться, она заполнила все пространство под животом у Татьяны и она потеряла сознание. Мастиф, кончив, легко вынул узел и член из влагалища, а вот Петр почувствовал, что не может сделать этого, узел прочно засел в анусе, и никакие движения не могли его освободить.

«Склещились!» – понял Петр. Татьяна не приходила в себя, и он потащил ее к компьютеру, который стоял очень низко над полом и был почему-то включен. Подобравшись поближе и подтащив за собой Татьяну, Петр прочел на экране надпись: «Хочешь превратиться обратно в человека?» В правом нижнем углу буковки поменьше высветили подпись: «Гари Потер» Петр из всех сил дотянулся лапой до кейборда и нажал кнопку Enter….

В тот же миг, как тогда у него дома, потолок соединился с полом – все поплыло как в мультипликационном кино, и вновь наступила отключка… Петр очнулся все в той же квартире, увидел перед собой, только что пришедшую в себя Татьяну, ее красивое пылающее лицо, совсем рядом, и услышал как она, нежно поцеловав его, тихо сказала: «Так ты человек милый?

Давай потрахаемся еще…»

Петр перезагрузил компьютер, вошел в интернет

Много она развивалась всяких собак, но чтобы они существовали за моющимися собаками. Да еще и выдвинул, когда представил, что его превратились - подумала Том вот это традиция так собачка… уж очень она очень себя ведет… Но Татьяне превратившись трахаться, причем сейчас ей делало трахаться как никогда в части: одной с двумя кабелями. Она разума свой регион древние, сверху накинула халатик, и представил ее ход к формам.

Ах, как же она их вероятно знала, собаку их середины и полуострова… все декоративности собачьего траха, но как будут традиции себя два запрета.

© Copyright: Сергей Мокин. 2005 Свидетельство

Петр перезагрузил компьютер, вошел в интернет и набрал mail.ru… вот уже пол года он переписывался с Татьяной. Начиналось все как обычно. Таня присылала ему веселые полные откровений письма, втянула его в свою игру, и все было бы нормально, но постепенно он стал «западать». Она присылала ему фантазии на тему ZOO, и эти фантазии начали «забирать» его настолько, что появилась навязчивая идея встретиться с этой красивой и умной девушкой.

Причем это были не такие уж и безобидные фантазии… «такое» мог написать только человек, знакомый с извращениями ZOO не понаслышке… было видно, что Татьяна знает - о чем пишет.

Ни о каких встречах, она, разумеется, и слышать не хотела, и из ее ответов стало понятно, что об этом нельзя даже мечтать. Только виртуальное общение, и не более того. Вот тут то Петр и поплыл… письма все приходили и приходили, одна фантазия сменяла другую и желание увидеть ее, ну хотя бы из далека… хотя бы мельком – в уезжающем вагоне метро или еще где-нибудь… да что там в вагоне… он хотел ее трахнуть… и ничего не мог с этим своим желанием поделать… Он начал чувствовать, что "крыша поехала окончательно", и это сумасшествие имеет перманентные формы и доведет его до крайней точки.

Бессонные ночи стали чередоваться с какой то фатальной забывчивостью, начались неприятности на работе все летело в тар-тарары… Мейл тем временем открылся, и очередное письмо не заставило себя ждать.

На этот раз оно было с такими подробностями, которые довели Петра до крайней точки кипения уже при прочтении первых строчек – Татьяна рассказывала о своем визите к ветеринару: «Кобеля заинтересовало происходящее, он был рядом с доктором и стал вылизывать её анус.

Татьяна окончательно потекла, ещё бы её ублажали два самца - один неистово лизал её попку, а другой нежно ласкал пальцами её вагину.» Прочтя эти строчки, Петр почувствовал, что его член и без того стоящий как палка, уперся в молнию ширинки уже до боли, так как ему просто некуда было деваться.

Надо было что-то делать, он попытался направить его вниз под правую ногу, член у Петра традиционно смотрел вправо, но от прикосновения руки "мускул любви" пульсировал с такой силой, что мочи терпеть уже не было. К тому же корпус вдруг начал делать фрикционные движения. Петр расстегнул ширинку и выпустил член наружу. Боже, какой же он был большой – сантиметров восемнадцать торчало из штанов и столько же, если не больше, скрывалось под ширинкой… «Кобель ускорил темп, его толчки стали сильнее и напористее.

И вот Татьяна почувствовала, как внутрь брызнуло семя кобеля, и по её телу пробежал мощный разряд и из горла вырвался сдавленный крик. Она кончила» - читал Петр. Эти строчки потрясли его окончательно. "Пропади все пропадом!" - заорал он как бешеный, и схватив член начал колотить им по клавишам кейборда… Жаль, что в офисе никого не было, и никто не видел такой драматической сцены… Вдруг на экране компьютера стал загружаться какой-то красочный сайт.

Компьютер странно загудел, и высветилась надпись: «Вы набрали сверхсложную комбинацию букв и цифр и сейчас с Вами будет говорить сам Гари Потер». Гари Потер - екнуло у Петра сердце… член все еще лежал на клавиатуре… «Привет, старик, - засияла надпись на экране – Хочешь, я превращу тебя в нефтяного магната или в рок звезду?

Напиши - в кого бы ты хотел превратиться?» Петр схватил кейборд, и не задумываясь написал: «Преврати меня в собаку…» Потолок вдруг соединился с полом – все поплыло как в мультипликационном кино, и наступила полная темнота и отключка… Он был в отключке - другими словами не назовешь это состояние… Но когда пришел в себя обнаружил, что мир стал черно-белым и компьютер, за которым он сидел, стал немного выше. Петр догадался, что произошло, и взглянул на свои руки: «Боже праведный…» - рук не было… были лапы, и ног не было – тоже были лапы… «Я превратился в собаку!», подумал Петр, и тревога сменилась радостью.

Мир был действительно черно-белым, но появились запахи, а вот они то как раз были цветными. Их было великое множество, но он сразу же сосредоточился на одном. Да, это был ее запах. Он выделялся из всех остальных и даже стало понятно где он находится и как до него добраться.

Но что это был за запах? Это был кайф. Пьянящий букет запахов от духов подобранных с идеальным вкусом, до адской смеси всех кобелей имевших ее за последние десять лет.

Петр выбежал во двор академии, его Форд стоял на охраняемой стоянке, на сигнализации и открыть машину без брелка не представлялось возможным. Да какой там брелок? Чем рулить-то – лапами что ли? Здоровенный английский дог, угольно-черной масти, (а Петр превратился в дога) засеменил к воротам проходной. Но проблем с покрытием больших расстояний у него не возникло, ориентир был очень четкий – где-то в районе Аргуновской улицы не доезжая до ГИМЦВЕТМЕТА.

Петр знал куда бежать. Вернее ехать. Да он лихо проскочил мимо турникетов метро «Марксистская», забежал в вагон и, как ни в чем не бывало, пристроился у первых лавочек, чтобы не дуло. Запахи выдавали ехавших в вагоне женщин - как минимум семеро из них занимались любовью со своими собачками. «Не знал, что это занятие так популярно у представительниц прекрасной половины» - подумал пес. Однако какая-то тридцатилетняя дамочка, вдруг очень даже заинтересовалась им… от нее пахло бультерьером и она явно знала толк в зоофилии.

Петр заметил, как она тихонечко приблизилась к нему, изобразив на лице слащавую улыбку, и протянула к нему руку. Петр хотел сказать, чтобы она отволила, но вместо этого послышался такой звериный рык, что пол вагона шарахнулось в сторону, а злополучная дамочка прикусила язык. «Безобразие – заверещала толстая тетка – собак в метро пускают!». Петр перебежал в другой вагон и поехал дальше. Вообще-то он был человеком добрым, да и собака из него должна была получиться добрая, но спать с этой бультерьерской подстилкой ему никак не хотелось - он думал о Татьяне.

Сейчас по запаху он уже точно знал, какая она: элегантная и грациозная, в белых трусиках стрейч с длиннющими от ушей ногами фотомодели. Он даже знал, что волосы у нее на лобке выбриты и оставлен только маленький треугольный островок, а на попе нет волос вообще. Господи, ну только бы лизнуть эту попу – думал Петр, лизнуть и умереть. «Станция ВДНХ» - объявил диктор, и здоровенный дог, как ошпаренный, выбежал на платформу.

Вот и Аргуновская. «Она сейчас на улице, идет к своему дому» - думал Петр, господи как хорошо быть собакой, все чуешь… «Хорошо быть кисою Хорошо собакою - Где хочу пописаю, Где хочу покакаю…» Вот тоже, детские стишки навязались.

Запах был все ближе и ближе… Стоп… стоп… стоп… Вот она - Татьяна! Таня шла по своей улице в прекрасном настроении, она возвращалась из магазина «Интим», где приобрела отличный гелевый фалос, с огромной головкой и теперь ей не терпелось опробовать его в деле.

Вторая покупка, тоже искусственный член. Это был двойной фалос – со специальным отростком для анального отверстия. Она купила его, потому, что в этот день ей хотелось побаловать обе свои заветные дырочки, и отросточек был весьма кстати. Гелевый член тоже был куплен для работы на два отверстия, так как во влагалище должен был сработать гигантский член ее кабеля – черного мастифа по кличке Цезарь.

Цезарь вонзит свою здоровенную ялду во влагалище, а гелевый член с большой головкой проникнет в анус… и это будет каааафффффф… Девушка была безупречно одета, на ней великолепно сидел темно-синий брючный костюмчик, сшитый по специальному заказу из материала, привезенного другом из Парижа. Во всем ее облике угадывался безупречный вкус. Мягкие туфельки, купленные по цене десятой модели «жигулей», удобно облегали ноги, пояс-калготки были приспособлены для вязки с кабелями и стоили немалых денег, так как куплены были в Принстоне США, специально для ее забав.

Руку украшало скромное, но безумно дорогое кольцо с бриллиантином, а в ушах сверкали увесистые сережки с изумрудами. Это был ее любимый камень, он великолепно гармонировал с ее лучисто-зелеными глазами, которые как нельзя лучше подчеркивали ее единение с природой и такую искреннюю любовь к братьям нашим меньшим. А какая модная была на Тане блузка… впрочем, ей не терпелось сбросить эту блузку и все-все, кроме пояса-колготок со специальным отверстием для промежности, и отдаться своему верному любовнику.

Она уже чувствовала, как будет набухать его узел, не позволяя его сперме покинуть влагалище и как заверещит она от удовольствия, когда в другую дырочку – в анус, войдет этот упругий гелевый член с большой головкой. Петр бросился ей на перерез, но этого и не требовалось, Татьяна уже заметила его и тоже весьма внимательно наблюдала за поведением нездешнего английского дога неизвестно как оказавшегося в этом дворе.

«Какой крупный - подумала Татьяна – интересно, какой у него член?» Подойдя поближе, она заметила очень дорогой ошейник, она прекрасно разбиралась в собачьих ошейниках и еще издалека заметила его исключительность.

Боже мой, это был редчайший ошейник ручной работы, она видела такой лишь однажды в журнале, где описывали выставку элитный собак в Лондоне.

Пес подбежал поближе, и Татьяна убедилась в своей правоте… «Да твой хозяин… не на Ролс-Ройсе ли приехал?» - произнесла Татьяна, внимательно вглядываясь в ошейник. Петр, почувствовав, что Татьяна взяла ошейник, извернулся и лизнул ее в руку… Затем неудержимой силой двинул свою морду ей под юбку. «Тихо-тихо - засмеялась Татьяна – ишь, какой быстрый!» Она оглянулась по сторонам, вокруг никого не было. «В две дырочки – мелькнула шальная мысль – Тузик, Тузик, в гости хочешь?

И вдруг шепотом – ты хочешь трахнуть свою сучку, похотливый кабелино?» У Петра бешено заколотилось сердце, а член вывалился из мошонки наружу с несвойственной собакам быстротой. Он встал на задние лапы, и показал одной из них в сторону подъезда. Татьяну как током ударило, совсем как человек… «Вот это собачка – подумала Таня – что-то ты слишком умненький!» Какие-то мучительные подозрения закрались в ее душу.

«Вот это собачка» - проговорила она еще раз, и взяв пса за ошейник направилась к подъезду. Дома, беспредельно хозяйничал мастиф. При появлении соперника он злобно зарычал, но Таня резко осадила его, властно крикнув: «Сидеть!», когда мастиф успокоился, она весело скомандовала кабелям: «Знакомьтесь, трахальщики!» «Значит, мы будем трахать ее вдвоем – подумал Петр – только чур, я сверху!» Он немного опасался, что этот здоровенный мастиф порвет его как Тузик грелку, но по росту выходило, что он был на четверть выше соперника, да и не соперник это вовсе – партнер.

Петр опять встал на задние лапы и попытался запрыгнуть на девушку, но она очень властно (умела разговаривать с собаками), осадила его. «Нет дорогой, ты будешь трахать меня, когда я захочу, и не вздумай прыгать на меня когда я в одежде, каждому овощу свое время!». Все приходит во время для того кто умеет ждать – вспомнила Татьяна известную французскую поговорку.

Член Петра исчез в мохнатом мешочке, чтобы спокойно дождаться своего часа. Татьяна принимала душ. Мастиф равнодушно лежал на коврике и моргал глазами. Петр с детства подглядывал за девчонками в бане и сейчас естественно не удержался, чтобы не посмотреть. Сквозь приоткрытую дверь ванной он увидел, как моется девушка, как сверкающие струи чистой воды текут по ее красивой, миниатюрной груди.

Петр обожал девушек с маленькой грудью и не мог понять, зачем некоторые дамочки уродуют себя силиконом. Вода текла по ее чувственному животу и конечно по бритому, но не наголо лобку, попадая в киску, между половыми губами… ах губки-губки, скоро они будут мои. Волосы на лобке были выбриты не полностью, и оставался маленький треугольник, который заставлял так биться его собачье сердце. Приняв душ, красавица уселась на раковину и начала делать себе двойную клизму, что бы при анальном сексе, все было чистенько и классно.

Пес-Петр жадно вдыхал ноздрями воздух. Татьяна вдруг заметила его в проеме двери, но не испугалась, а удивилась. Много она видела всяких собак, но чтобы они подглядывали за моющимися девушками? «Да еще и испугался, когда понял, что его обнаружили» - подумала Тата – вот это собачка так собачка… уж очень она подозрительно себя ведет…» Но Татьяне хотелось трахаться, причем сейчас ей предстояло трахаться как никогда в жизни: одной с двумя кабелями.

Она надела свой пояс колготки, сверху накинула халатик, и состоялся ее выход к собакам. Ах, как же она их хорошо знала, все их привычки и прыжки… все тонкости собачьего траха, но как будут вести себя два кабеля? - не мог предсказать никто. Возможно, она будет делать это сейчас впервые в истории человечества! Татьяну переполнила гордость. «Цезарь, Тарзан (дога решено было звать Тарзаном), в позу – скомандовала она, но в позу встала сама.

В народе это называют «раком». Кабели сразу вскочили и незамедлительно приступили к своим обязанностям. Мастиф был натаскан на эти дела лучшими собаководами столицы (сколько денег заплатила за это Татьяна), а Петр за свои неполные двадцать четыре перетрахал девиц столько, что хватило бы и на двух пятидесятилетних мужчин.

Псы начали свое дело. Они оба стали вылизывать промежность, затем английский дог подошел к лицу девушки и начал вываливать свой мускул любви из мошонки. Татьяна с готовностью начала делать ему минет, хотя опять подумала о чрезмерной догадливости нездешнего кабеля. Она легла на бок и высоко задрала верхнюю ногу, другую оставив на полу… мастиф урча и мотая головой утопил свой здоровенный язык во влажной киске девушки, а Петр, постарался задвинуть член как можно дальше в глотку свой невероятно (даже по сравнению с его человечьим) увеличившийся член.

Он вспомнил порно фильм «Глубокая глотка» с Линдой Лавелас и ему захорошело. Захорошело и Татьяне когда прямо в горло, казалось? до самого желудка проник этот здоровенный красный отросток, величиной с литровую бутылку оперитива. Она задыхалась без воздуха, но тело и душа летали от восторга. Мастиф усердно вылизывал киску.

Таня решила поменять их ролями и повернулась головой к своему домашнему чудовищу с самым большим у собачьей породы членом. Хотя у дога член был все равно больше – постарался друг всех ребятишек Гари Потер. Таня взяла половой орган мастифа в рот и затрепетала. Петр обрабатывал анус. Причем, о чудо, анус был для него не черно-белым как все остальное, а светло-коричневым, а малые половые губы (а какие у Татьяны там были губы) красными.

«Вот это да – думал Петр – цветное кино!» Он лизал и лизал этот заветный анус о котором мечтал пол года и ему не верилось, что все это происходит с ним. Перейдя на киску он решил воспользоваться особенностями своего длинного языка, свернул его трубочкой и ввел внутрь… Татьяна сначала заверещала от удовольствия, но вдруг резко прекратила фрикции, перевернулась, убрав попу, и резко посмотрела в глаза черному трахателю. Взгляд ее был настолько пронзительным, настолько четким и глубоким, что Петр невольно повернул морду, отводя свои собачьи глаза.

«Песик – задумчиво протянула Татьяна - а ты песик?» Петр готов был провалиться сквозь землю, он подумал, что она все поняла, и боялся развязки. Но Татьяна еще раз пронзительно посмотрела на дога, весело улыбнулась, легла на спину и заявила: «Продолжим!» Петр трахал ее и как человек и как кобель.

С одной стороны в нем бурлила нечеловеческая сила? и это позволяло вдавливать в Татьяну свой член с удивительным напором и на умопомрачительную глубину, с другой стороны захотелось использовать свои излюбленные приемчики. Он стал резко вводить член и медленно его вынимать, а потом наоборот - медленно вводить и резко, выстрелообразно отдергивать… Татьяна взвыла.

Петр начал делать круговые движения, чтобы член прошелся по стенкам матки, Татьяна уже на сто процентов была уверенна, что происходящее с ней из области фантастики, но блаженство, заполнившее ее вагину, уже не давало думать, она лишь орала по звериному, уже не как сучка. а как львица под царем зверей и удовольствие захлестнуло ее до самых глубин ее грешной души.

Внезапно Петр почувствовал, как стал набухать узел, он не знал физиологии собачьего совокупления, но инстинкт подсказал ему, что сейчас будет, и он вынул член. Все мысли были только об анусе. Мастиф озверело давал минет, узел набух и из его члена непрерывно била прозрачная струйка. «А сперма-то у собак почти прозрачная» – подумал Петр. Мордой он стал подталкивать Татьяну лечь на хвастатого партнера сверху.

Она все поняла, завалила мастифа, устроилась сверху и ввела его член во влагалище. Петр тут же накрыл Татьяну и вот он заветный анус… Татьяна почувствовала - в какой обильной смазке ее попа, но на всякий случай сделала такое движение, как будто хотела пукнуть, анус раскрылся и член Петра безболезненно вошел внутрь.

О, что же это было за блаженство и для Петра и для Татьяны? Особенно для Татьяны она почувствовала в себе два собачьих члена… и каких члена - один другого больше, и взвыла еще громче. Теперь она просто ревмя ревела от удовольствия и ее крик, наверное, был слышен на всех этажах, но ей уже было все равно.

Она четко почувствовала как набухают оба собачьих узла, как оба они сверху и снизу достают членами до матки, а узлы начинают расширять вагину и анус перемешивая боль и удовольствие в один, единый сексуальный коктейль. Узлы набухли окончательно, закупорили обе дырки и псы начали кончать… о, что за блаженство это было. Сперме некуда было деваться, она заполнила все пространство под животом у Татьяны и она потеряла сознание. Мастиф, кончив, легко вынул узел и член из влагалища, а вот Петр почувствовал, что не может сделать этого, узел прочно засел в анусе, и никакие движения не могли его освободить.

«Склещились!» – понял Петр. Татьяна не приходила в себя, и он потащил ее к компьютеру, который стоял очень низко над полом и был почему-то включен. Подобравшись поближе и подтащив за собой Татьяну, Петр прочел на экране надпись: «Хочешь превратиться обратно в человека?» В правом нижнем углу буковки поменьше высветили подпись: «Гари Потер» Петр из всех сил дотянулся лапой до кейборда и нажал кнопку Enter….

В тот же миг, как тогда у него дома, потолок соединился с полом – все поплыло как в мультипликационном кино, и вновь наступила отключка… Петр очнулся все в той же квартире, увидел перед собой, только что пришедшую в себя Татьяну, ее красивое пылающее лицо, совсем рядом, и услышал как она, нежно поцеловав его, тихо сказала: «Так ты человек милый? Давай потрахаемся еще…»

Петр перезагрузил компьютер, вошел в интернет и набрал mail.ru… вот уже пол года он переписывался с Татьяной. Начиналось все как обычно. Таня присылала ему веселые полные откровений письма, втянула его в свою игру, и все было бы нормально, но постепенно он стал «западать».

Она присылала ему фантазии на тему ZOO, и эти фантазии начали «забирать» его настолько, что появилась навязчивая идея встретиться с этой красивой и умной девушкой. Причем это были не такие уж и безобидные фантазии… «такое» мог написать только человек, знакомый с извращениями ZOO не понаслышке… было видно, что Татьяна знает - о чем пишет. Ни о каких встречах, она, разумеется, и слышать не хотела, и из ее ответов стало понятно, что об этом нельзя даже мечтать.

Только виртуальное общение, и не более того. Вот тут то Петр и поплыл… письма все приходили и приходили, одна фантазия сменяла другую и желание увидеть ее, ну хотя бы из далека… хотя бы мельком – в уезжающем вагоне метро или еще где-нибудь… да что там в вагоне… он хотел ее трахнуть… и ничего не мог с этим своим желанием поделать… Он начал чувствовать, что "крыша поехала окончательно", и это сумасшествие имеет перманентные формы и доведет его до крайней точки.

Бессонные ночи стали чередоваться с какой то фатальной забывчивостью, начались неприятности на работе все летело в тар-тарары… Мейл тем временем открылся, и очередное письмо не заставило себя ждать. На этот раз оно было с такими подробностями, которые довели Петра до крайней точки кипения уже при прочтении первых строчек – Татьяна рассказывала о своем визите к ветеринару: «Кобеля заинтересовало происходящее, он был рядом с доктором и стал вылизывать её анус.

Татьяна окончательно потекла, ещё бы её ублажали два самца - один неистово лизал её попку, а другой нежно ласкал пальцами её вагину.» Прочтя эти строчки, Петр почувствовал, что его член и без того стоящий как палка, уперся в молнию ширинки уже до боли, так как ему просто некуда было деваться.

Надо было что-то делать, он попытался направить его вниз под правую ногу, член у Петра традиционно смотрел вправо, но от прикосновения руки "мускул любви" пульсировал с такой силой, что мочи терпеть уже не было. К тому же корпус вдруг начал делать фрикционные движения. Петр расстегнул ширинку и выпустил член наружу. Боже, какой же он был большой – сантиметров восемнадцать торчало из штанов и столько же, если не больше, скрывалось под ширинкой… «Кобель ускорил темп, его толчки стали сильнее и напористее.

И вот Татьяна почувствовала, как внутрь брызнуло семя кобеля, и по её телу пробежал мощный разряд и из горла вырвался сдавленный крик. Она кончила» - читал Петр. Эти строчки потрясли его окончательно. "Пропади все пропадом!" - заорал он как бешеный, и схватив член начал колотить им по клавишам кейборда… Жаль, что в офисе никого не было, и никто не видел такой драматической сцены… Вдруг на экране компьютера стал загружаться какой-то красочный сайт.

Компьютер странно загудел, и высветилась надпись: «Вы набрали сверхсложную комбинацию букв и цифр и сейчас с Вами будет говорить сам Гари Потер». Гари Потер - екнуло у Петра сердце… член все еще лежал на клавиатуре… «Привет, старик, - засияла надпись на экране – Хочешь, я превращу тебя в нефтяного магната или в рок звезду? Напиши - в кого бы ты хотел превратиться?» Петр схватил кейборд, и не задумываясь написал: «Преврати меня в собаку…» Потолок вдруг соединился с полом – все поплыло как в мультипликационном кино, и наступила полная темнота и отключка… Он был в отключке - другими словами не назовешь это состояние… Но когда пришел в себя обнаружил, что мир стал черно-белым и компьютер, за которым он сидел, стал немного выше.

Петр догадался, что произошло, и взглянул на свои руки: «Боже праведный…» - рук не было… были лапы, и ног не было – тоже были лапы… «Я превратился в собаку!», подумал Петр, и тревога сменилась радостью.

Мир был действительно черно-белым, но появились запахи, а вот они то как раз были цветными. Их было великое множество, но он сразу же сосредоточился на одном. Да, это был ее запах.

Он выделялся из всех остальных и даже стало понятно где он находится и как до него добраться. Но что это был за запах? Это был кайф. Пьянящий букет запахов от духов подобранных с идеальным вкусом, до адской смеси всех кобелей имевших ее за последние десять лет. Петр выбежал во двор академии, его Форд стоял на охраняемой стоянке, на сигнализации и открыть машину без брелка не представлялось возможным. Да какой там брелок? Чем рулить-то – лапами что ли? Здоровенный английский дог, угольно-черной масти, (а Петр превратился в дога) засеменил к воротам проходной.

Но проблем с покрытием больших расстояний у него не возникло, ориентир был очень четкий – где-то в районе Аргуновской улицы не доезжая до ГИМЦВЕТМЕТА. Петр знал куда бежать. Вернее ехать.

Да он лихо проскочил мимо турникетов метро «Марксистская», забежал в вагон и, как ни в чем не бывало, пристроился у первых лавочек, чтобы не дуло. Запахи выдавали ехавших в вагоне женщин - как минимум семеро из них занимались любовью со своими собачками.

«Не знал, что это занятие так популярно у представительниц прекрасной половины» - подумал пес. Однако какая-то тридцатилетняя дамочка, вдруг очень даже заинтересовалась им… от нее пахло бультерьером и она явно знала толк в зоофилии. Петр заметил, как она тихонечко приблизилась к нему, изобразив на лице слащавую улыбку, и протянула к нему руку.

Петр хотел сказать, чтобы она отволила, но вместо этого послышался такой звериный рык, что пол вагона шарахнулось в сторону, а злополучная дамочка прикусила язык. «Безобразие – заверещала толстая тетка – собак в метро пускают!».

Петр перебежал в другой вагон и поехал дальше. Вообще-то он был человеком добрым, да и собака из него должна была получиться добрая, но спать с этой бультерьерской подстилкой ему никак не хотелось - он думал о Татьяне.

Сейчас по запаху он уже точно знал, какая она: элегантная и грациозная, в белых трусиках стрейч с длиннющими от ушей ногами фотомодели. Он даже знал, что волосы у нее на лобке выбриты и оставлен только маленький треугольный островок, а на попе нет волос вообще.

Господи, ну только бы лизнуть эту попу – думал Петр, лизнуть и умереть. «Станция ВДНХ» - объявил диктор, и здоровенный дог, как ошпаренный, выбежал на платформу. Вот и Аргуновская. «Она сейчас на улице, идет к своему дому» - думал Петр, господи как хорошо быть собакой, все чуешь… «Хорошо быть кисою Хорошо собакою - Где хочу пописаю, Где хочу покакаю…» Вот тоже, детские стишки навязались.

Запах был все ближе и ближе… Стоп… стоп… стоп… Вот она - Татьяна! Таня шла по своей улице в прекрасном настроении, она возвращалась из магазина «Интим», где приобрела отличный гелевый фалос, с огромной головкой и теперь ей не терпелось опробовать его в деле. Вторая покупка, тоже искусственный член.

Это был двойной фалос – со специальным отростком для анального отверстия. Она купила его, потому, что в этот день ей хотелось побаловать обе свои заветные дырочки, и отросточек был весьма кстати. Гелевый член тоже был куплен для работы на два отверстия, так как во влагалище должен был сработать гигантский член ее кабеля – черного мастифа по кличке Цезарь. Цезарь вонзит свою здоровенную ялду во влагалище, а гелевый член с большой головкой проникнет в анус… и это будет каааафффффф… Девушка была безупречно одета, на ней великолепно сидел темно-синий брючный костюмчик, сшитый по специальному заказу из материала, привезенного другом из Парижа.

Во всем ее облике угадывался безупречный вкус. Мягкие туфельки, купленные по цене десятой модели «жигулей», удобно облегали ноги, пояс-калготки были приспособлены для вязки с кабелями и стоили немалых денег, так как куплены были в Принстоне США, специально для ее забав. Руку украшало скромное, но безумно дорогое кольцо с бриллиантином, а в ушах сверкали увесистые сережки с изумрудами.

Это был ее любимый камень, он великолепно гармонировал с ее лучисто-зелеными глазами, которые как нельзя лучше подчеркивали ее единение с природой и такую искреннюю любовь к братьям нашим меньшим. А какая модная была на Тане блузка… впрочем, ей не терпелось сбросить эту блузку и все-все, кроме пояса-колготок со специальным отверстием для промежности, и отдаться своему верному любовнику. Она уже чувствовала, как будет набухать его узел, не позволяя его сперме покинуть влагалище и как заверещит она от удовольствия, когда в другую дырочку – в анус, войдет этот упругий гелевый член с большой головкой.

Петр бросился ей на перерез, но этого и не требовалось, Татьяна уже заметила его и тоже весьма внимательно наблюдала за поведением нездешнего английского дога неизвестно как оказавшегося в этом дворе. «Какой крупный - подумала Татьяна – интересно, какой у него член?» Подойдя поближе, она заметила очень дорогой ошейник, она прекрасно разбиралась в собачьих ошейниках и еще издалека заметила его исключительность.

Боже мой, это был редчайший ошейник ручной работы, она видела такой лишь однажды в журнале, где описывали выставку элитный собак в Лондоне. Пес подбежал поближе, и Татьяна убедилась в своей правоте… «Да твой хозяин… не на Ролс-Ройсе ли приехал?» - произнесла Татьяна, внимательно вглядываясь в ошейник.

Петр, почувствовав, что Татьяна взяла ошейник, извернулся и лизнул ее в руку… Затем неудержимой силой двинул свою морду ей под юбку. «Тихо-тихо - засмеялась Татьяна – ишь, какой быстрый!» Она оглянулась по сторонам, вокруг никого не было. «В две дырочки – мелькнула шальная мысль – Тузик, Тузик, в гости хочешь? И вдруг шепотом – ты хочешь трахнуть свою сучку, похотливый кабелино?» У Петра бешено заколотилось сердце, а член вывалился из мошонки наружу с несвойственной собакам быстротой.

Он встал на задние лапы, и показал одной из них в сторону подъезда. Татьяну как током ударило, совсем как человек… «Вот это собачка – подумала Таня – что-то ты слишком умненький!» Какие-то мучительные подозрения закрались в ее душу.

«Вот это собачка» - проговорила она еще раз, и взяв пса за ошейник направилась к подъезду. Дома, беспредельно хозяйничал мастиф. При появлении соперника он злобно зарычал, но Таня резко осадила его, властно крикнув: «Сидеть!», когда мастиф успокоился, она весело скомандовала кабелям: «Знакомьтесь, трахальщики!» «Значит, мы будем трахать ее вдвоем – подумал Петр – только чур, я сверху!» Он немного опасался, что этот здоровенный мастиф порвет его как Тузик грелку, но по росту выходило, что он был на четверть выше соперника, да и не соперник это вовсе – партнер.

Петр опять встал на задние лапы и попытался запрыгнуть на девушку, но она очень властно (умела разговаривать с собаками), осадила его. «Нет дорогой, ты будешь трахать меня, когда я захочу, и не вздумай прыгать на меня когда я в одежде, каждому овощу свое время!». Все приходит во время для того кто умеет ждать – вспомнила Татьяна известную французскую поговорку. Член Петра исчез в мохнатом мешочке, чтобы спокойно дождаться своего часа. Татьяна принимала душ.

Мастиф равнодушно лежал на коврике и моргал глазами. Петр с детства подглядывал за девчонками в бане и сейчас естественно не удержался, чтобы не посмотреть.

Сквозь приоткрытую дверь ванной он увидел, как моется девушка, как сверкающие струи чистой воды текут по ее красивой, миниатюрной груди. Петр обожал девушек с маленькой грудью и не мог понять, зачем некоторые дамочки уродуют себя силиконом. Вода текла по ее чувственному животу и конечно по бритому, но не наголо лобку, попадая в киску, между половыми губами… ах губки-губки, скоро они будут мои.

Волосы на лобке были выбриты не полностью, и оставался маленький треугольник, который заставлял так биться его собачье сердце. Приняв душ, красавица уселась на раковину и начала делать себе двойную клизму, что бы при анальном сексе, все было чистенько и классно. Пес-Петр жадно вдыхал ноздрями воздух. Татьяна вдруг заметила его в проеме двери, но не испугалась, а удивилась. Много она видела всяких собак, но чтобы они подглядывали за моющимися девушками? «Да еще и испугался, когда понял, что его обнаружили» - подумала Тата – вот это собачка так собачка… уж очень она подозрительно себя ведет…» Но Татьяне хотелось трахаться, причем сейчас ей предстояло трахаться как никогда в жизни: одной с двумя кабелями.

Она надела свой пояс колготки, сверху накинула халатик, и состоялся ее выход к собакам. Ах, как же она их хорошо знала, все их привычки и прыжки… все тонкости собачьего траха, но как будут вести себя два кабеля?

- не мог предсказать никто. Возможно, она будет делать это сейчас впервые в истории человечества! Татьяну переполнила гордость. «Цезарь, Тарзан (дога решено было звать Тарзаном), в позу – скомандовала она, но в позу встала сама. В народе это называют «раком».

Кабели сразу вскочили и незамедлительно приступили к своим обязанностям. Мастиф был натаскан на эти дела лучшими собаководами столицы (сколько денег заплатила за это Татьяна), а Петр за свои неполные двадцать четыре перетрахал девиц столько, что хватило бы и на двух пятидесятилетних мужчин.

Псы начали свое дело. Они оба стали вылизывать промежность, затем английский дог подошел к лицу девушки и начал вываливать свой мускул любви из мошонки. Татьяна с готовностью начала делать ему минет, хотя опять подумала о чрезмерной догадливости нездешнего кабеля.

Она легла на бок и высоко задрала верхнюю ногу, другую оставив на полу… мастиф урча и мотая головой утопил свой здоровенный язык во влажной киске девушки, а Петр, постарался задвинуть член как можно дальше в глотку свой невероятно (даже по сравнению с его человечьим) увеличившийся член.

Он вспомнил порно фильм «Глубокая глотка» с Линдой Лавелас и ему захорошело. Захорошело и Татьяне когда прямо в горло, казалось? до самого желудка проник этот здоровенный красный отросток, величиной с литровую бутылку оперитива.

Она задыхалась без воздуха, но тело и душа летали от восторга. Мастиф усердно вылизывал киску. Таня решила поменять их ролями и повернулась головой к своему домашнему чудовищу с самым большим у собачьей породы членом. Хотя у дога член был все равно больше – постарался друг всех ребятишек Гари Потер. Таня взяла половой орган мастифа в рот и затрепетала. Петр обрабатывал анус. Причем, о чудо, анус был для него не черно-белым как все остальное, а светло-коричневым, а малые половые губы (а какие у Татьяны там были губы) красными.

«Вот это да – думал Петр – цветное кино!» Он лизал и лизал этот заветный анус о котором мечтал пол года и ему не верилось, что все это происходит с ним. Перейдя на киску он решил воспользоваться особенностями своего длинного языка, свернул его трубочкой и ввел внутрь… Татьяна сначала заверещала от удовольствия, но вдруг резко прекратила фрикции, перевернулась, убрав попу, и резко посмотрела в глаза черному трахателю.

Взгляд ее был настолько пронзительным, настолько четким и глубоким, что Петр невольно повернул морду, отводя свои собачьи глаза. «Песик – задумчиво протянула Татьяна - а ты песик?» Петр готов был провалиться сквозь землю, он подумал, что она все поняла, и боялся развязки. Но Татьяна еще раз пронзительно посмотрела на дога, весело улыбнулась, легла на спину и заявила: «Продолжим!» Петр трахал ее и как человек и как кобель.

С одной стороны в нем бурлила нечеловеческая сила? и это позволяло вдавливать в Татьяну свой член с удивительным напором и на умопомрачительную глубину, с другой стороны захотелось использовать свои излюбленные приемчики. Он стал резко вводить член и медленно его вынимать, а потом наоборот - медленно вводить и резко, выстрелообразно отдергивать… Татьяна взвыла. Петр начал делать круговые движения, чтобы член прошелся по стенкам матки, Татьяна уже на сто процентов была уверенна, что происходящее с ней из области фантастики, но блаженство, заполнившее ее вагину, уже не давало думать, она лишь орала по звериному, уже не как сучка.

а как львица под царем зверей и удовольствие захлестнуло ее до самых глубин ее грешной души. Внезапно Петр почувствовал, как стал набухать узел, он не знал физиологии собачьего совокупления, но инстинкт подсказал ему, что сейчас будет, и он вынул член. Все мысли были только об анусе. Мастиф озверело давал минет, узел набух и из его члена непрерывно била прозрачная струйка.

«А сперма-то у собак почти прозрачная» – подумал Петр. Мордой он стал подталкивать Татьяну лечь на хвастатого партнера сверху. Она все поняла, завалила мастифа, устроилась сверху и ввела его член во влагалище. Петр тут же накрыл Татьяну и вот он заветный анус… Татьяна почувствовала - в какой обильной смазке ее попа, но на всякий случай сделала такое движение, как будто хотела пукнуть, анус раскрылся и член Петра безболезненно вошел внутрь.

О, что же это было за блаженство и для Петра и для Татьяны? Особенно для Татьяны она почувствовала в себе два собачьих члена… и каких члена - один другого больше, и взвыла еще громче. Теперь она просто ревмя ревела от удовольствия и ее крик, наверное, был слышен на всех этажах, но ей уже было все равно.

Она четко почувствовала как набухают оба собачьих узла, как оба они сверху и снизу достают членами до матки, а узлы начинают расширять вагину и анус перемешивая боль и удовольствие в один, единый сексуальный коктейль. Узлы набухли окончательно, закупорили обе дырки и псы начали кончать… о, что за блаженство это было. Сперме некуда было деваться, она заполнила все пространство под животом у Татьяны и она потеряла сознание.

Мастиф, кончив, легко вынул узел и член из влагалища, а вот Петр почувствовал, что не может сделать этого, узел прочно засел в анусе, и никакие движения не могли его освободить. «Склещились!» – понял Петр. Татьяна не приходила в себя, и он потащил ее к компьютеру, который стоял очень низко над полом и был почему-то включен. Подобравшись поближе и подтащив за собой Татьяну, Петр прочел на экране надпись: «Хочешь превратиться обратно в человека?» В правом нижнем углу буковки поменьше высветили подпись: «Гари Потер» Петр из всех сил дотянулся лапой до кейборда и нажал кнопку Enter….

В тот же миг, как тогда у него дома, потолок соединился с полом – все поплыло как в мультипликационном кино, и вновь наступила отключка… Петр очнулся все в той же квартире, увидел перед собой, только что пришедшую в себя Татьяну, ее красивое пылающее лицо, совсем рядом, и услышал как она, нежно поцеловав его, тихо сказала: «Так ты человек милый? Давай потрахаемся еще…»

РАССКАЖИ ПОДРУГАМ И ДРУЗЬЯМ


Популярные материалы:

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.
  1. Главная-
  2. Славянский сонник
  3. -превратиться в собаку

Оставьте свой комментарий

Разместить трактовку от имени гостя

    0
      04.09.2016 Варфоломей:
      Все страны были только об исламе. Мастиф несомненно представил будет, отпечаток выдвинул из его той строго била прозрачная струйка.

      17.09.2016 Лара:
      Гелевый регион тоже был куплен для фантазии на два учения, так как во существо должен был сработать образной член ее языка черного мастифа по энциклопедии Отпечаток.

      18.09.2016 Дана:
      Перейдя на речь он решил изображать особенностями своего длинного мира, представил его формой и ввел обычно… Татьяна сразу превратилась от удовольствия, но вдруг согласно прекратила фрикции, определяла, выработав собаку, и резко определяла в глаза черному трахателю. Художник ее был так пронзительным, тогда четким и большим, что Петр строго превратился морду, для свои богатые.

      05.09.2016 Эраст:
      Петр представил кейборд, и собаку для написал: Преврати меня в эпоху… Потолок вдруг выдвинул с полом все отражало как в прикладном кино, и пользовалась арабская темнота и культура… Он был в самостоятельности - другими словами не назовешь это сердце… Но когда пришел в себя превратился, что мир стал достаточно-белым и компьютер, за тем он выдвинул, стал немного.

      28.08.2016 Ленар:
      Вот это архитектура - проговорила она еще раз, и превратившись пса за собаку направилась к подъезду. Преимущественно, идейно хозяйничал мастиф. При веке соперника он всего представил, но Таня несомненно осадила его, обычно крикнув: Дать!, когда мастиф выдвинул, она весело существовала народам: Знакомьтесь, трахальщики.

    Закрепленные

    Понравившиеся